проект | художники | статьи
< landart plus
 

 
лэнд-арт:: Кристо - Christo

По материалам журнала
Мир Дизайна,2,1998
Наталья Решетникова

 

 

ХРИСТО и ЖАН-КЛОД:
апология упаковки


Уважаемые посетители. Поддержка старой версии сайта прекращена. Вы будете перенаправлены на соответствующую страницу проекта overgrass.

В перенасыщенном товаром обществе упаковка начинает занимать более привилегированное положение, чем ее содержимое. Она привлекает к себе внимание яркими красками и броскими надписями, она соблазняет и заманивает в ловушку, провоцируя на покупку. Нередко наши предпочтения при выборе той или иной вещи из ряда подобных оказываются предопределены остановившими на себе взгляд футляром или фантиком. Чем, как не индивидуальными эстетическими пристрастиями руководствуемся мы, уточняя, какой именно из пяти пакетов натурального апельсинового сока от разных фирм-производителей нам нужен, ведь его вкус, цвет, запах и даже цена практически идентичны.

В отличие от рекламы, упаковка не репрезентирует товар, она скорее антирепрезентативна. Ее цель - вызвать в нас желание без непосредственной отсылки к своему содержимому, ее сущность в буквальном смысле лежит на поверхности. Качественные различия товаров сегодня нивелируются. Товар (т.е. содержание) получает определенные преимущества на потребительском рынке не столько благодаря неким имманентным ему признакам - ценности материала, добротности изготовления, содержанию витаминов и т.п., сколько через тонкую внешнюю оболочку, саму по себе бесполезную и бессмысленную, единственная функция которой - притягивать и соблазнять, превращая скрытый внутри объект в объект желания. Мы получаем товар "впридачу" к его привлекательной упаковке. Не случайно многие склонны хранить уже ненужные пустые коробки и баночки, оправдывая их существование искусственной, фиктивной функциональностью - "здесь еще можно держать рыболовные крючки, катушки ниток или старые письма", не решаясь откровенно признать их полноценными эстетическими объектами.

лэнд-арт:: Кристо - Christo

Упакованный берег, Австралия, Австралия, 1969

Способность упаковки повышать престижность и притягательность вещи активно эксплуатируется рекламными текстами. "Уникальный стеклянный флакон ручной работы обновляется каждый год", - гласит реклама духов "La ligue". "Покупайте молоко Петмол в новой упаковке с интересным пятнистым дизайном", - бойко призывает нас красочный плакатик.
Притязания упаковки на эстетическую полноценность и самодостаточность, так и не отвоеванные до конца в сфере промышленного дизайна, были наконец удовлетворены после ее апроприации высоким искусством. Поп-артистские бутылки Кока-колы, банки супа Кэмпбелл и ящики мыла Брилло с откровенным нарциссизмом демонстрируют свою полную эмансипацию от предметов потребления, от какой бы то ни было утилитарности, безраздельно царя в "опустошенном мире вещей", от которых остались лишь "пустые упаковки, внешняя оболочка" (Г.Инбоден).

Примерно в то же время эксплуатация эстетических возможностей упаковки становится основной стратегией Христо Явашева. Идея упаковать различные предметы пришла к нему в 1958 году. Поначалу он работает с относительно небольшими по размеру вещами, заворачивая банки, журналы, мебель, автомобиль и т.п. В начале бо-х гг. Христо переходит к более масштабным проектам, упаковывая в плотную синтетическую ткань и полиэтилен архитектурные постройки и монументальные природные объекты. В качестве нескольких характерных примеров можно назвать упакованные им музеи в Чикаго и Берне (68 г.), фонтан и старинные здания в Сполето (68 г.), скалы в Австралии (б9 г.), ущелье в Колорадо (70-72 гг.), группу островов близ Флориды (80-83 гг.), Новый мост в Париже (85 г.) или, наконец, одну из последних его акций - упаковку Рейхстага в июне 1995 г. Стратегия Христо нередко интерпретируется как магический ритуал, привносящий тайну в наш гиперреальный, прозрачный, истосковавшийся по сакральному мир. Так, в статьях П.Рестани "Христо. Легенда" и М.Соколова "Воздушные пути Христо Явашева" [1] создается миф о художнике-романтике, мечтателе, вдохновенно перекраивающем реальность в соответствии со своими грезами и галлюцинациями. Жаль осквернять столь возвышенный образ рассуждениями о потребительском рынке, коммерции и прочих низких материях, и все же рискну именно с ними связать деятельность Христо.

лэнд-арт:: Кристо - Christo лэнд-арт:: Кристо - Christo лэнд-арт:: Кристо - Christo
Проект "Зонтики", Япония/США, 1991
Окруженные острова, Флорида, 1980-83
Упакованный Порт Неф, Париж, 1975-1985

Проекты Христо осуществляются на грани между искусством и "большим бизнесом". Над техническим воплощением его идей работает целый штат сотрудников - от жены Жан-Клод, координирующей финансирование проектов, до многочисленных консультантов по юридическим, экологическим и прочим проблемам. Его стратегия неразрывно связана с масштабными финансовыми операциями. Статьи о художнике пестрят впечатляющими цифрами: в осуществлении трансконтинентального проекта "Зонты" (3100 зонтов были расставлены на территории Калифорнии и Японии) участвовало 2000 рабочих, расходы на его реализацию составили 2б миллионов американских долларов. При таких затратах предприятие "Христо и К°" вполне рентабельно - все проекты самоокупаются за счет продажи эскизов и разнообразной рекламной продукции с изображением предыдущих акций.

В процессе своей деятельности Христо апроприирует маски всех трех основных участников товарного обмена - производителя, дилера и потребителя. Первая из них непосредственно связана с творческой креативностью художника, вторая возникает через акт упаковывания, воспроизводящий одну из функций продавца. Наконец, третья - результат присвоения художником "завернутого" объекта, включения его в плоть произведения. Авторский жест Христо выворачивает наизнанку хайдеггеровское понимание произведения как "выведения из потаенности в открытость", его суть - сокрытие. Но у него мало общего и с магическими манипуляциями факира над наброшенной на цилиндр драпировкой. Черное покрывало в руках фокусника - знак тайны. Мы никогда не знаем заранее, что именно тот извлечет из-под него в следующий момент. Напряженно сосредоточив взгляд на поверхности ткани, мы, на деле, стремимся проникнуть за нее, в глубину, туда, где кроется истинный предмет нашего любопытства. Нам хотелось бы упразднить материальность эфемерной преграды, отделяющей нас от чуда.

лэнд-арт:: Кристо - Christo Бегущая изгородь, Калифорния,
1972-1976

Упакованные объекты Христо сохраняют часть своей идентичности. Едва ли кто-нибудь ждет, что благодаря волшебной силе искусства" под синтетическим покрывалом вместо Рейхстага вдруг окажется Белый дом или Дом Советов. В данном случае не столь важно, что упакован, положим, музей в Чикаго, сколько сам факт его "упакованности". Чудо смещается на поверхность. Оно и есть эта поверхность - мы зачарованы внешней оболочкой, заслонившей собой реальный объект.

Примечательно, что избираемые Христо объекты, как правило, изначально обладают некой сакральностью, связанной с их статусом исторической или культурной достопримечательности, либо национальной символа. Издревле наделяются сакральностью и величественные ландшафтные образы. Олимп и Голгофа, Острова Блаженных - перечислять можно до бесконечности. Концентрируя на себе все внимание, отнимая уникальность и индивидуальность облика, упаковка дискредитирует культурную ценность этих объектов, замещая ее собственной эстетической значимостью. Таким образом, Христо вычитает объект из произведения. Вслед за Уорхолом он мог бы сказать о своих "упаковках": "за этим ничего нет..."

Завернутый, упакованный предмет приобретает отчетливые "коммерческие" коннотации. Спорным представляется мнение М.Соколова, считающего, что "туго упакованные" вещи утрачивают товарное качество, пугая таинственной аморфностью, каким-то древним ритуальным магизмом" [2]. Напротив, трансформируя присущие им значения, лишая их какой бы то ни было функциональности, упаковка возвращает вещи в те времена, когда они были товаром (т.е. пребывали в до- или сверхутилитарном состоянии) и подчеркивает их потенциальную "продажность".

Придавая своим произведениям "товарный вид", Христо обнажает способность всего-что-угодно - от женского тела до Рейхстага - к интеграции в систему потребления. Его работы - апофеоз упаковки, торжествующей свое превосходство, свою власть над любым содержимым. Несколько отработанных манипуляций - и культурные ценности попадают в ассортимент гигантского супермаркета, универсум превращается в универсам.

Примечания
1. Pierre Restany. Christo. Eine Legende - Europa, Europa.
Das Jahrhundert der Avantgarde in Mittel- und Osteuropa. Band 1.;
Михаил Соколов. Воздушные пути Христо Явашева. Творчество, 1991, № 12.
2 М. Соколов. Там же, с. 29.

Смотри также:
Анна Альчук > Искусство удивлять


   
  landart+мнимые числа 2004-2012